верхний пост

.
[Кратко]

Кратко: Мозговой штурм Будущего. Язык - русский (литературный, ага). Методы ТРИЗ, ОТС, СМД. Никакой политики, идеологизма, эзотерики и прочей религии. Никаких ЕВУ, свидетелей НЛО и прочие иеговы. У нас нет на это очередных 2000 лет. Никаких споров. Только обсуждение и ДИАЛОГ, системное и диалектическое мышление. Кооперация, а не конфронтация. Выдача продукта: идей, патентов и НФ-произведений.

[Подробнее]

Подробнее см. по ссылке. Можно не смотреть, но получить бан на сутки для изучения правил ИГРЫ.
Тех же, кого правила и тематика СО-сообществ устраивает и для кого важна мыслительная активность, а не наезды, приглашаем в СО-сообщества и просим передавать приглашение вашим френдам-авторам нести свои статьи по тематике СО-сообществ.
Верхняя строка обязательна для вставки во все посты сообщества в качестве подписи.

Стругацкие: неблагодарные наследники Ефремова

Статья Стругацкие: неблагодарные наследники Ефремова в блоге Фантастика сегодня
3 июня 2020
35 тыс. прочитали


"Час быка" Иллюстраци Галина Бойко и Игорь Шалито

О том, что мир "Полудня" братьев Стругацких - это тот же мир, что описан в "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова мог догадаться любой внимательный читатель, даже тот, что познакомился с обоими мирами в юном возрасте: приблизительно сходная система управления, похожие системы образования (а значит и цели общества в целом, и социальная структура), тот же самый коммунистический строй, та же направленность в космос, к исследованию Вселенной и общению с иными цивилизациями и так далее и тому подобное. Каждый знаток отечественной фантастики назовет, наверное, десятки черт сходства между мирами "Полудня" и трилогии "Туманность Андромеды", "Сердце змеи" и "Час быка".

Собственно, в девяностые мы получили этой мысли документальное подтверждение, когда появилось одно из высказываний Бориса Стругацкого, сказавшего в интервью: "Мысль написать утопию – с одной стороны вполне в духе Ефремова, но в то же время как бы и в противопоставление геометрически-холодному, совершенному ефремовскому миру, – мысль эта возникла у нас самым естественным путем".

И надо сказать, в самом раннем возрасте мы воспринимали "Полдень" как логичное продолжение "Туманности". Мы провели много десятков часов за этими книгами и автор данной статьи благодарен и братьям Стругацким и Ивану Антоновичу Ефремову за те переживания, за то волнение, которое испытал, следя за приключениями Эрга Ноора и Максима Камерера. Для кого-то эти эмоции остались светлым детским переживанием, для кого-то - предметом размышлений над путями развития человечества, описанными в том числе и в фантастике.

Но с возрастом начинаешь лучше видеть детали, особенно в хорошо знакомых текстах. И даже любимые книги, кроме приятного волнения начинают вызывать вопросы. Например о том, так ли уж сходны эти два мира: Полудня и Туманности? Действительно ли братья Стругацкие унаследовали у Ефремова коммунистическую мечту о человеке-творце и лишь гуманизировали, сделали более эмоциональными обитателей мира будущего? Не потеряно ли чего-то важного продолжателями трудов Человека Эпохи Кольца?

Давайте попробуем посмотреть внимательно.

"Час быка" Иллюстраци Галина Бойко и Игорь Шалито

Collapse )

Антон Первушин "Заказчики будущего"

(источник)

Как футурологи и фантасты представляли себе XXI век

Антон Первушин
12 АВГУСТА 2021

Прошлое столетие было эпохой борьбы утопий — комплексных образов лучшего будущего для всех народов мира. Хотя в разных странах под лучшим будущим понимали совершенно разное, у визионерских фантазий были и общие черты, связанные в первую очередь с научно-техническим прогрессом. Мало кто сомневался, что XXI век станет «переломным» во многих областях: космонавтике, кибернетике, генетике, транспортных и информационных технологиях. Некоторые из прогнозов оправдались, однако результат выглядит несколько иначе, чем предполагали их авторы. Как футурологи и фантасты прошлого представляли себе XXI век, рассказывает фантаст Антон Первушин.

«После двухтысячного года начались провалы во времени. Я летел через время, лишённое материи. В таких местах было темно…
Время от времени город вновь обступал меня, и с каждым разом здания его становились выше, сферические купола
становились всё прозрачнее, а звездолётов на площади становилось всё меньше».

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»


Мир чудес

Научная фантастика как жанр со своими специфическими чертами появилась в XIX веке и почти сразу занялась прогностикой. Однако она отличалась от утопизма, имеющего почтенную традицию, прежде всего тем, что описывала будущее, экстраполируя актуальные научно-технические достижения и не ставя целью показать некий идеал общественного устройства. Наоборот, именно в научной фантастике, начиная с романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» («Frankenstein: or, The Modern Prometheus»), который был впервые опубликован в 1818 году, а сегодня считается основополагающим для жанра, всегда обсуждались тёмные стороны прогресса и возможные негативные последствия внедрения тех или иных изобретений в жизнь.


Иллюстрация к «Франкенштейн, или Современный Прометей» // wikimedia.org

Collapse )

Какой действительный смысл романа «Таис Афинская»?

(источник)

Сделаю паузу, и на время оставлю политико-экономическую тематику. И обращусь к тематике литературной – а именно, к творчеству Ивана Антоновича Ефремова. Конкретно же – к его последнему роману, «Таис Афинской». Надо сказать, что с этим произведением действительно есть одна значительная «интересность», которая обычно не замечается читателями. Дело в том, что «Таис» - это последнее произведение великого фантаста: оно опубликовано было уже после смерти автора. (Иван Антонович умер в октябре 1972 года, когда роман лишь начал публиковаться в журнале «Молодая гвардия».)

Подобный момент не может не удивлять всех, кто интересуется творчеством данного автора. Дело в том, что, во-первых, у самого Ефремова было огромное количество «проектов» - идей произведений, которых он хотел создать. (От научно-популярной книги по палеонтологии до романа-эпопеи из жизни Киевской Руси.) Во-вторых, работа писателя над книгами всегда была более, чем скрупулезной: она начиналась со сбора материала – что во времена «без интернета» было непростым делом – и продолжалась несколько лет. (Конкретно над «Таис Афинской» Ефремов работал три года, но собирать «папку» к ней начал еще раньше.) Ну, а в третьих, в последние годы жизни – после тяжелого сердечного приступа 1966 года – Иван Антонович жил в понимании, что времени у него осталось мало.

И значит, необходимо работать только над самым необходимым. Именно поэтому та же научно-популярная книга по палеонтологии была заброшена – хотя работа по ней уже была проделана большая. (На самом деле, конечно, очень жаль, что так произошло: популярная палеонтология не просто от известного палеонтолога, но от палеонтолога с немалым литературным опытом – это была бы очень интересная работа.) А вот повесть «Долгая заря», посвященная вопросу преодоления Инферно в обществе, напротив, была превращена в роман «Час Быка». Ставший главным произведением Ефремова – и одновременно, практической иллюстрацией большинства его идей. (Самая главная из которых - «теория Инферно» - и сейчас является одним из базовых составляющих будущего человеческого «прорыва».) И вдруг – писатель тратит свое время на создание приключенческого романа, да еще и с «эротическим контекстом»!

Collapse )

Главная книга: "Туманность Андромеды" и "Час быка"

(источник)

Никогда в жизни не участвовал в пресловутых флешмобах. Но в данном случае тема показалась мне интересной: в хешмобе #главнаякнига предлагается рассказать о книге (книгах), которые изменили что-то в вашей жизни. Поскольку со мной случилось именно это – своим текущим мировоззрением я действительно обязан прочтению вполне конкретного произведения. А точнее – не произведения даже, а именно книги, конкретного «физического» тома, попавшего ко мне в руки. Речь идет о сборнике произведений Ивана Антоновича Ефремова, включившем в себя два романа: «Туманность Андромеды» и «Час быка».

Прочитал я его в 2003. В 28 лет, если что. Удивительно, но до этого времени я произведений Ефремова не то, чтобы не читал, но считал этого автора «типичным представителем соцреализма», а его фантастику – унылым представлением о «самом правильном типе общества». Ну да: «герои картонные, ситуации ходульные» - как это было сказано про «Туманность Андромеды» во время ее выхода. Понятно, откуда это взялось: единственный раз «Туманность» попала мне в руки лет, наверное, в 11. Когда ожидаешь от книг – а тем более, фантастических – исключительно приключения и прочий «экшн». А в «Туманности» этот «экшн» - в виде истории с посадкой на «планету Железной Звезды» - «зачем-то» перемежался с изображениями «мирной Земли». Которая подростку из 1980 годов была, в общем-то, по барабану, а уже тем более по барабану были все «научные отступления» автора, показывающие более глобальное устройство данного общества и его историю.

Collapse )

Фрумкин. «Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы ком. утопии от Мора до Ефремова и Стругацких

Константин Фрумкин. «Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса Мора до Ефремова и Стругацких» (2021)
Статья написана вчера в 20:52
Размещена:
в рубрике «Рецензии на фантастические книги»
в рубрике «Калейдоскоп фантастики»
в авторской колонке 240580

Свершилось! Появилась-таки обобщающая русскоязычная монография о коммунистической утопии в научной фантастике. А если учесть, что написана она видным футурологом, то событие это тянет, имхо, на настоящую сенсацию в российском фантастиковедении.

Исследователь литературы, по большому счету, имеет два пути для реализации задуманного, две формы изложения своего труда. Первый – делать обзор авторов и произведений в хронологическом порядке, другой – рассматривать какую-то литературную проблему с привлечением примеров из конкретных произведений. Эта книга разрывает шаблоны – тут сочетается первый и второй подходы. И это видно уже в самом названии, где конкретное произведение, которое служит как бы сердцевиной концепции книги, сочетается с заявленной теоретической темой исследования. Да, в книге нет истории коммунистической фантастики «от и до», но автор и не пишет лишь о «Туманности…»; реминисценции охватывают намного более широкий хронологический спектр произведений: не было бы большой ошибкой указать в названии «… от Платона до Лукьяненко и Онойко».

Collapse )

Фрумкин К.Г. "Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса М

Катасонов "О дивный новый человек!"

(источник, по наводке swamp_lynx в посте О дивный новый человек!)

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ | 07.06.2020 |
Технологии «мягкой силы» в антиутопии О. Хаксли



Литература в жанре антиутопии становится всё более востребованной. Оно и неудивительно: имеются серьёзные признаки того, что человечество семимильными шагами движется к какому-то новому мировому порядку. И антиутопии могут содержать подсказки насчёт того, что это за порядок.

Назову наиболее известные антиутопии: «Мы» (1920 г.) Евгения Замятина; «Котлован» (1930) Андрея Платонова, «О дивный новый мир» (1932) Олдоса Хаксли, «Война с саламандрами» (1936) Карела Чапека, «Скотный двор» (1945) и «1984» (1948) Джорджа Оруэлла, «451 градус по Фаренгейту» (1953) Рэя Брэдбери, «Атлант расправил плечи» (1957) Айн Рэнд, «Заводной апельсин» (1962) Энтони Бёрджесса, «Час быка» (1970) Ивана Ефремова и др.

Collapse )

Герберт Маркузе о двух типах утопий

Итак, это утопия. Философ, представитель Франкфуртской школы Герберт Маркузе в своей работе «Конец утопии» (1967) различал два типа таких концепций.

  1. Первый тип представляет собой конструкции, существование которых невозможно в принципе в силу нарушения законов природы — биологических, физических, социальных или каких-либо других.

  2. Второй тип утопий невозможен в силу ограниченности имеющихся исторических обстоятельств, которые, впрочем, очевидно, изменятся в будущем.

Другими словами есть утопия в строгом смысле этого слова – что-то несбыточное, невозможное, пустое мечтание (утопия І), а есть утопия-план, проект на будущее (утопия II). Перифразируя этимологию «Утопии» Томаса Мора, можно сказать, что речь идет о «месте, которого нет, потому что НЕ МОЖЕТ БЫТЬ» и «месте, которого ПОКА НЕТ».

Collapse )

Антон Первушин "Мир Полудня. Будущее по братьям Стругацким"

(источник)
Антон Первушин
15.04.2020



Многие советские фантасты пытались нарисовать притягательный и непротиворечивый образ коммунистического будущего. У кого-то получалось хуже, у кого-то лучше, однако все эти миры оказались похоронены под обломками Советского Союза. Исключением стала вселенная, созданная фантазией братьев Стругацких.

Писатели исходили из предположения, что в утопическом мире будущего будут жить «почти такие же» люди, как и сегодня, но чуть более воспитанные, более трудолюбивые и более добрые. Мир Полудня отразил бытовавшую в 1960-х надежду на скорое наступление лучших времен и превратился в идеал для трех поколений читателей.

Конечно, популярности этой утопии во многом способствовали литературный талант авторов и их желание обсуждать самые острые проблемы человеческого бытия. Однако Мир Полудня перерос литературную основу и до сих пор остается одной из наиболее обсуждаемых в нашей стране фантастических вселенных.


Мы писали Мир-в-котором-нам-хотелось-бы-жить… В нашем понимании это мир, в котором высшим наслаждением и источником счастья является творческий труд. Все прочее вырастает из этого принципа. И люди там счастливы, если им удается этот главный принцип реализовать. Дружба, любовь и работа — вот три кита, на которых стоит счастье тамошнего человечества. Ничего лучше этого мы представить себе не могли, да и не пытались.
Борис Стругацкий

Межпланетный коммунизм

Первое издание «Страны багровых туч».

Collapse )