Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Стругацкие: неблагодарные наследники Ефремова

Статья Стругацкие: неблагодарные наследники Ефремова в блоге Фантастика сегодня
3 июня 2020
35 тыс. прочитали


"Час быка" Иллюстраци Галина Бойко и Игорь Шалито

О том, что мир "Полудня" братьев Стругацких - это тот же мир, что описан в "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова мог догадаться любой внимательный читатель, даже тот, что познакомился с обоими мирами в юном возрасте: приблизительно сходная система управления, похожие системы образования (а значит и цели общества в целом, и социальная структура), тот же самый коммунистический строй, та же направленность в космос, к исследованию Вселенной и общению с иными цивилизациями и так далее и тому подобное. Каждый знаток отечественной фантастики назовет, наверное, десятки черт сходства между мирами "Полудня" и трилогии "Туманность Андромеды", "Сердце змеи" и "Час быка".

Собственно, в девяностые мы получили этой мысли документальное подтверждение, когда появилось одно из высказываний Бориса Стругацкого, сказавшего в интервью: "Мысль написать утопию – с одной стороны вполне в духе Ефремова, но в то же время как бы и в противопоставление геометрически-холодному, совершенному ефремовскому миру, – мысль эта возникла у нас самым естественным путем".

И надо сказать, в самом раннем возрасте мы воспринимали "Полдень" как логичное продолжение "Туманности". Мы провели много десятков часов за этими книгами и автор данной статьи благодарен и братьям Стругацким и Ивану Антоновичу Ефремову за те переживания, за то волнение, которое испытал, следя за приключениями Эрга Ноора и Максима Камерера. Для кого-то эти эмоции остались светлым детским переживанием, для кого-то - предметом размышлений над путями развития человечества, описанными в том числе и в фантастике.

Но с возрастом начинаешь лучше видеть детали, особенно в хорошо знакомых текстах. И даже любимые книги, кроме приятного волнения начинают вызывать вопросы. Например о том, так ли уж сходны эти два мира: Полудня и Туманности? Действительно ли братья Стругацкие унаследовали у Ефремова коммунистическую мечту о человеке-творце и лишь гуманизировали, сделали более эмоциональными обитателей мира будущего? Не потеряно ли чего-то важного продолжателями трудов Человека Эпохи Кольца?

Давайте попробуем посмотреть внимательно.

"Час быка" Иллюстраци Галина Бойко и Игорь Шалито

Collapse )

Какой действительный смысл романа «Таис Афинская»?

(источник)

Сделаю паузу, и на время оставлю политико-экономическую тематику. И обращусь к тематике литературной – а именно, к творчеству Ивана Антоновича Ефремова. Конкретно же – к его последнему роману, «Таис Афинской». Надо сказать, что с этим произведением действительно есть одна значительная «интересность», которая обычно не замечается читателями. Дело в том, что «Таис» - это последнее произведение великого фантаста: оно опубликовано было уже после смерти автора. (Иван Антонович умер в октябре 1972 года, когда роман лишь начал публиковаться в журнале «Молодая гвардия».)

Подобный момент не может не удивлять всех, кто интересуется творчеством данного автора. Дело в том, что, во-первых, у самого Ефремова было огромное количество «проектов» - идей произведений, которых он хотел создать. (От научно-популярной книги по палеонтологии до романа-эпопеи из жизни Киевской Руси.) Во-вторых, работа писателя над книгами всегда была более, чем скрупулезной: она начиналась со сбора материала – что во времена «без интернета» было непростым делом – и продолжалась несколько лет. (Конкретно над «Таис Афинской» Ефремов работал три года, но собирать «папку» к ней начал еще раньше.) Ну, а в третьих, в последние годы жизни – после тяжелого сердечного приступа 1966 года – Иван Антонович жил в понимании, что времени у него осталось мало.

И значит, необходимо работать только над самым необходимым. Именно поэтому та же научно-популярная книга по палеонтологии была заброшена – хотя работа по ней уже была проделана большая. (На самом деле, конечно, очень жаль, что так произошло: популярная палеонтология не просто от известного палеонтолога, но от палеонтолога с немалым литературным опытом – это была бы очень интересная работа.) А вот повесть «Долгая заря», посвященная вопросу преодоления Инферно в обществе, напротив, была превращена в роман «Час Быка». Ставший главным произведением Ефремова – и одновременно, практической иллюстрацией большинства его идей. (Самая главная из которых - «теория Инферно» - и сейчас является одним из базовых составляющих будущего человеческого «прорыва».) И вдруг – писатель тратит свое время на создание приключенческого романа, да еще и с «эротическим контекстом»!

Collapse )

Фрумкин. «Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы ком. утопии от Мора до Ефремова и Стругацких

Константин Фрумкин. «Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса Мора до Ефремова и Стругацких» (2021)
Статья написана вчера в 20:52
Размещена:
в рубрике «Рецензии на фантастические книги»
в рубрике «Калейдоскоп фантастики»
в авторской колонке 240580

Свершилось! Появилась-таки обобщающая русскоязычная монография о коммунистической утопии в научной фантастике. А если учесть, что написана она видным футурологом, то событие это тянет, имхо, на настоящую сенсацию в российском фантастиковедении.

Исследователь литературы, по большому счету, имеет два пути для реализации задуманного, две формы изложения своего труда. Первый – делать обзор авторов и произведений в хронологическом порядке, другой – рассматривать какую-то литературную проблему с привлечением примеров из конкретных произведений. Эта книга разрывает шаблоны – тут сочетается первый и второй подходы. И это видно уже в самом названии, где конкретное произведение, которое служит как бы сердцевиной концепции книги, сочетается с заявленной теоретической темой исследования. Да, в книге нет истории коммунистической фантастики «от и до», но автор и не пишет лишь о «Туманности…»; реминисценции охватывают намного более широкий хронологический спектр произведений: не было бы большой ошибкой указать в названии «… от Платона до Лукьяненко и Онойко».

Collapse )

Фрумкин К.Г. "Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса М

Фрумкин К.Г. "Соблазны «Туманности Андромеды»"

(источник)

Обложка Фрумкин К.Г. Соблазны «Туманности Андромеды»: Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса Мора до Ефремова и Стругацких
Id: 263072
12.9 EURНовинка недели!
<input ... >

Соблазны «Туманности Андромеды»:
Лейтмотивы коммунистической утопии от Томаса Мора до Ефремова и Стругацких
URSS. 2021. 208 с. ISBN 978-5-9710-8030-5.

Аннотация

Отталкиваясь от текста романа И. А. Ефремова «Туманность Андромеды» как от тематического указателя по миру коммунистической утопии, автор анализирует важнейшие лейтмотивы утопической литературы: от Томаса Мора и Кампанеллы до советской фантастики 1960-х годов. Главная задача книги — проанализировать, каковы были главные позитивные ценности коммунистической утопии и чем она пыталась «соблазнять» на протяжении примерно 450 лет своего непрерывного развития. В частности, автор доказывал, что утопистами двигала «физиофобия» — отвращение к естественному, к природе, понимаемой и как ландшафт, и как биосфера, и как природа человека. Отдельное внимание уделяется такой теме, как разработка утопистами проблемы нестимулируемого и неоплачиваемого труда, «труда-наслаждения», теме упрощения социальной структуры, а также теме метафор братства и семьи как символов идеала тотальной интеграции.

Книга адресована всем, кто интересуется историей общественной мысли и отечественной культуры ХХ века.


Collapse )

Возможен ли труд без денег: ответ утопистов

(источник)











Константин Фрумкин


Константин Фрумкин aka k_frumkin

Главный редактор делового журнала «Инвест-Форсайт»


Огромная, почти пятисотлетняя традиция западной социальной утопии, начавшаяся трудами Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы и завершившаяся советской фантастикой 1960-х, фантастикой Ивана Ефремова и Стругацких, была во многом историей различных проектов в сфере мотивации труда. Все утописты от Томаса Мора до Стругацких так или иначе пытались решить вопрос: как возможен труд, за который не платят денег? Как возможен коммунистический труд?

Collapse )

Утопия

forest_badger пишет 2016-12-28 00:13:00 в своём посте Утопия.

Среди всех жанров и подвидов фантастики ни один не привлекает меня так, как утопия.

В большинстве видов литературы внимание автора (и читателя) фокусируется на главных героях своих сюжетных линий. Утопия - не исключение. Но её главный герой - не человек. Главным героем утопии, которому по законам жанра положен максимум ресурсов автора и внимания читателя, выступает описанное в ней общество.
Это здорово уже само по себе: что может быть прекраснее жанра литературы, полностью посвящённого описанию затейливого механизма?

Утопия показывает более гармоничное и благожелательное к человеку общество, чем существующее ИРЛ. Следовательно, внимание произведения в этом жанре концентрируется прежде всего на отличиях описываемого общества от существующего в реальности: на механизмах, которые обеспечивают его функционирование, на его культуре, на психологии людей, которые являются его продуктом.

Я формулирую для себя несколько правил, которым буду следовать, когда созрею для написания своего собственного романа-утопии.

Collapse )

Битва утопий

forest_badger пишет 2016-09-06 03:33:00 в своём посте Битва утопий

У Жюля Верна есть роман, идея которого прекрасна - во много раз прекраснее, чем кругосветное путешествие на подводной лодке. Идея эта столь очевидна, что непонятно, почему её использовал только Жюль Верн, и она во многом воплощает и мои собственные мечтания. Итак... Утопический город против антиутопического! Я говорю о романе "Пятьсот миллионов бегумы" (дальше спойлеры).

Сюжет романа таков: двое учёных становятся наследниками огромного состояния. Один из них - гуманист и утопист, второй - нацист и мизантроп. Первый решает построить на полученные деньги город, где будет существовать справедливое общество и будут поддерживаться условия для гармоничной, творческой жизни, а второй - построить рядом свой город, который будет обладать огромной военной мощью и снесёт тот, первый город (ибо носители враждебной гуманистической идеологии должны понести кару за свои человеколюбивые заблуждения и чтоб никому было не повадно). Они строят города, соответственно, под названиями Франсевилль и Штальштадт. Злодей начинает было приводить в исполнение свои планы, но с ним случается херня: сначала он лажает с рассчётом траектории снаряда, который должен поразить Франсевилль, и тот улетает к ядрёне фене на орбиту (выстрелить ещё раз нельзя - первый же выстрел разрушил единственное подходящее орудие), а потом и вовсе одна из его зловещих игрушек срабатывает и убивает своего создателя. Тем временем, утопист из Франсевилля пытается что-то предпринимать, засылает лазутчика (о приключениях которого - большая часть повествования) в Штальштадт, собирает народное ополчение, но он мог бы с тем же успехом и не делать вообще ничего - злодей бы всё равно слажал и угробил себя.

Collapse )

О генезисе мира Алисы Селезневой

anlazz пишет 2020-02-25 13:10:00 в своём посте О генезисе мира Алисы Селезневой.



Несколько лет назад по интернету широко разошелся шуточный текст , посвященный главной героине фильма «Гостья из будущего». Смысл его состоял в том, что все «сверхспособности» этой самой девочки происходят из того, что она является «боевой единицей сама по себе» - сиречь, прошла подготовку в качестве бойца спецназа. Впрочем, в указанном материале подобным образом трактовались практически все особенности фильма – начиная с робота Вертера и заканчивая конструкцией пресловутого флипа.

Разумеется, и автор этого текста, и его читатели прекрасно понимали, что речь идет о пародии, о попытке найти наиболее абсурдные объяснения описанных в «Гостье» ситуаций. (В том числе, и совершенно случайных, связанных с особенностями производства данной картины и т.д.) Тем не менее, он вызвал целый шквал обсуждений – не прекращающихся до сих пор. Вследствие чего стало понятным, что – несмотря на очевидную комичность поданной идеи – она сумела вскрыть довольно интересные вещи. Разумеется, интересные не в плане устройства гипотетического «мира Алисы», а в плане особенностей миропонимания наших современников. Которые действительно плохо представляют то, откуда, собственно, взялось значительное количество показанных в «Гостье из будущего» идей. Причем, это относится не только к современной молодежи, но и к тем, кто, собственно, застал выход этой картины в подростковом (или, даже, более зрелом )возрасте. И, вследствие этого, воспринимал все показанное в ней, как нечто, «совершенно естественное» - однако даже понятия не имел, откуда проистекает эта «естественность».

Collapse )

Мечта: что это и зачем нам нужно? Часть 12. Мечтатели Достоевского

majorfonskrip пишет 2018-02-25 13:22:00 в своём посте.



Несколько видов мечтаний и типов мечтателей представлено в произведениях Ф.М. Достоевского: "Петербургская летопись", "Слабое сердце", "Честный вор", "Белые ночи", "Записки из подполья", "Сон смешного человека", "Униженные и оскорбленные", "Идиот", "Бесы", "Братья Карамазовы".

Син Ми Хе отмечет: "Позицию Достоевского невозможно вписать в рамки того или иного видения мечты (или скептического, или положительного). У Достоевского мечта осмыслена, безусловно, в русле широкой (в ее разных полюсах) традиции, заложенной русской словесностью в течение длительного времени и философскими поисками первой половины XIX в."

Совершенно справедливо утверждение П.Е. Бухаркина, что "сложность, двузначность новой картины, равно как и ключевое место "мечтательства" в составе национального самосознания середины XIX столетия, засвидетельствованы Достоевским. В "Белых ночах" "петербургский мечтатель" выведен как особый национальный "тип", столь же характерный, как гоголевские Манилов, Плюшкин или Хлестаков" .

Вот как описывает Достоевский типичного русского мечтателя середины ХIХ в.: "Имя ему легион. Это господин, имеющий доброе сердце и не имеющий ничего, кроме доброго сердца. Как будто какая диковинка – иметь в наше время доброе сердце! Этот господин, имеющий такое прекрасное качество, выступает в свет в полной уверенности, что его доброго сердца совершенно достает ему, чтоб быть навсегда довольным и счастливым. Он так уверен в успехе, что пренебрег всяким другим средством, запасаясь в житейскую дорогу. Он, например, ни в чем не знает ни узды, ни удержу. У него все нараспашку, все откровенно. Этот человек чрезвычайно склонен вдруг полюбить, подружиться и совершенно уверен, что все его тотчас же полюбят взаимно, собственно за один тот факт, что он всех полюбил".

Илья Глазынов. Мечтатель. 1970 г.
Иллюстрация к повести Ф.М.Достоевского "Белые ночи"



Collapse )